Кикиморкин календарь. Январь

Январь

Проплавленный в морозном узоре кругляш уже снова затянулся ледяными перьями. Морошка не стала его подновлять – а на что там смотреть? Уже неделю как тетка Фекла на улице собственного носа разглядеть не может. Правда, этот предмет у тетки породный: ей и в ясную погоду всмотреться надо, что бы волосок на кончике носа увидеть. Хихикнув в кулак, Морошка снова нахмурила густые брови. Погода ее сердила. На улице от низко нависших серых туч отваливались замерзшие лохмотья, и крупными хлопьями летели к земле. Но к концу пути они добрели, белые и нежные, как лебединый пух, норовили попасть на Феклин нос.

А на той стороне круглого озера сидит, печалясь, лешачок Тихон. Морошка точно знала, что печалится. Пусть только попробует не печалиться! Неделю уже не виделись! Ей по береговым  сугробам не добраться. А ему отлучиться никак нельзя: заутюженские лешие велели бор приозерный караулить. Первый раз серьезное дело Тишке доверили. Хотя, от кого караулить? Туда и летом-то  грибники не доходят, а уж по такому снегу - кто попрется… Но подвести нельзя. Заутюженские старики суровы. Это они каждую ночь ветер заставляют ледяную гладь расчищать. Приходится воздушному шалопаю трудиться, разгребая сугробы с озера по берегам. Тетка Фекла говорит, это для того, что бы солнышко на себя поглядеться могло в лесное зеркало. Морошка опять сердится: какое солнце, когда небо уже неделю словно пуховая перина прохудившаяся. Но ее мнение лешим не указ.

С потолка, из щелей между досками посыпался мусор. Это тетка  там лазит по чердаку, громыхая скопившимся за столетия хламом. Утром, выставив за дверь малышню, поглядела на плачущую Морошку и полезла по подгнившим ступеням наверх. Девицу до слез довели домовята. Ужо она с ними поквитается! Насмешники припомнили, как вчера Морошка по льду хотела на тот берег пройти. Накувыркалась, нос  ушибла, а от берега и на бросок снежка не отошла.

Чердачный люк грохнул, сбрасывая вниз облако пыли. Следом рухнула на пол охапка сцепившихся между собой гнутых железяк. Аккуратно ступая на ненадежные ступени, спустилась тетка. Отряхнула подол платья, подняв новое облако пыли, и могучим чихом снесла со стола пустой кувшин. Поглядев на черепки, твердо заявила:

- К счастью! Одевайся, страдалица, хорош чахнуть. Как ветер по льду полетишь к своему милому.

- Вчера налеталась, - Морошка потерла припухший нос, - до весны позору хватит.

- Вчера коньков не было.

- Кого?! Коней уже лет сто в деревне не было.

- Это - коньки, - тетка пнула железяки, - выбирай два одинаковых. Сама тебя учить пойду и малышню на лед выгоню.

Такого гомона и визга в деревне с лета не слышали. Даже снег от удивления перестал сыпать. Малыши делили коньки и привязывали их к ботам. Тетка Фекла, уперев руки в бока, громовым голосом наставляла всех разом. Морошка снарядилась первой и уже осторожно ковыляла по льду, пытаясь скользить, как показала тетка. На шум из соседней избы вылез старый домовой, как будто за дровами. Поморщился на шум и погрозил посохом Фекле.

- Етишкин бор! Что задумала, кикимора старая?! Поубиваются несмышленыши!

- Молчал бы, чугун закопченный! Вот я лешим скажу, как ты бором лаешься!

- Ябедой смолоду была, такой и осталась!

Морошка их перепалки уже не слышала. Размахивая руками для равновесия, неуклюже переступая, ее душа уже летела над зеркалом льда к тому берегу, где ждет Тихонюшка. 

Точно ждет! Попробует только не ждать!!!


Автор: Максим Репин

Иллюстрации: Тамара Репина