Кикиморкин календарь.Октябрь

Октябрь

Непутевая баба – эта Фекла. Любой в деревне такое скажет. По всем дворам о ее проделках только и разговоров. И у колодца кумушки полдня ей кости перемывают, забыв о том, что в доме воды ни капли. В ведра уже листьев ветром нанесло, и чей-то барбос похлебать оттуда успел, а они все языки об кикимору чешут.

И то сказать: есть о чем посудачить. В любой день Фекла что-нибудь, да учудит. То забудет калитку у Захара закрыть и напустит полный огород коз, то зайдет к Марфе поболтать и плюхнется костлявым задом в остывающий на лавке пирог. А уж коль возьмется помогать в чем, тут – хоть к лешим беги. Только там спастись от нее можно. В Заутюжье этой кикиморе ходу нет. Лешие от нее все тропинки заговорили, хотя она с ними всего-то один день и пожила. Они бы частоколом против Феклы свои болота обнесли, да к строительству у лесовиков  руки не заточены.

А попробуй, скажи ей слово поперек. Язык у кикиморы, как у всех – без костей, но больно остёр. И жалит почище шершня. Уж как понесет по кочкам, только клочья во все стороны. Бывало пятерых хозяюшек переругивала.

Вот и сейчас по деревне шлепает стоптанными ботами, разбрызгивая не успевшие убраться с дороги мелкие лужицы и распугивая куриц. От злости огромным носом фыркает. Обидели Феклу на дальнем конце деревни. Банник Семен подслушал, как тамошние домовихи в парной ее обсуждали, и в подпитии все пересказал. Мол, и лохмы у нее не чесаны с весны, и кофтой рваной только пыль со ставца вытирать, а юбкой уже не раз полы мыли. Как есть - банная обдериха, да что с нее взять. Ну, да она им покажет обдериху! Кикимора не побоится со всей деревней переругаться, бывало такое. А обиды не потерпит. 

Хоть и знает, что кумушки правы. Да разве поймут они? У этих куркулих хорошо если по одному ребенку есть, а у Феклы – полнехонька изба. Перестираешь дюжину портков да рубах, до своего тряпья и руки не доходят. Если каждому нос подолом подотрешь, на что юбка похожа будет? Есть хотят непрерывно. И как на подбор сорванцы, один другого хлеще. А кто поможет, окромя племянницы Морошки? От проклёнышей все только нос воротят.

Так раздухарилась кикимора, что из ноздрей дым повалил. Берегись, пустобрешки! Да будто споткнулась на ровном месте у захарова овина. Точно, за дальней стеной будто кутенок в бурьяне скулит. Раздвинула руками сухую полынь с почерневшей осенней крапивой и – вот он, сидит. В волосья репья набилось, стоят колтуном. Худенький, заплаканные глазенки таращит испугано, к стене прижался, ручонками в цыпках коленки обнял. Оно и понятно, Фекла, с непривычки, кого хочешь испугает.

- Ох ты ж, лишенько окоянное! – всплеснула кикимора руками, - Что ж на сырую землю уселся, застудишь сиделку-то! Откуда тебя занесло к нам?

- Из Подровска. Мамка пила и дралась, а вчера из квартиры выгнала. «Будь проклят, - сказала, - иди к чертям». А тетки у вас здесь злые, погреться не пустили. «К чертям послали, к ним и иди-и-и-и» - говоря-я-я-ят… - малыш опять тоненько заскулил, размазывая грязным кулачком слезы по лицу.

- Прокленыш, стало быть. Нечего тебе у чертей делать, нежить они. Давай руку, у меня жить будешь. Да не бойся, у меня таких полна изба. Куда же вас горемык денешь? Сейчас тебя накормим, в бане отмоем. Морошка одежку справит какую-нибудь. А перед сном я вам всем сказку расскажу добрую, что бы сны легкие снились. 


Автор: Максим Репин

Иллюстрации: Тамара Репина